Человек с Рыжим Псом (ste4kin) wrote,
Человек с Рыжим Псом
ste4kin

~ЕНОТ, ОКОП и КАСКА~

Собственно, в тот раз мужики ехали на кабана. Посему в Уазика помимо охотников, ружей и рюкзаков с провиантом и сороко-градусным горючим находились три лайки. Две из них принадлежали одному хозяину, Лехе и всегда работали в паре. Западно-сибирский кобель Барс, здоровеннный зверь серой масти с характером конкистадора времен Френсиса Дрейка, и небольшая русско-европейская лаечка с паспортом на имя Венерка, которая за свою плодовитость получила ласкательное прозвище Шлюшка. Третья собака, по кличке Белочка, была взята одним из "доставал" спортивной кабаньей лицензии. Сия Белочка, со слов ее владельца замечательно работала по пушнине, однако не имела ни дипломов, и на испытаниях не появлялась ни разу.

Вскользь замечу, что с Барсом я один раз как-то "познакомился" по малолетству. Был я взят на охоту лет в восемь, собак я тогда совсем не боялся. И проходя мимо накрытого охотничьей снедью стола, получил в скулу удар закрытой пастью от этого волчары, который был привязан в метре от растеленной газетки с едой. Я понимаю сейчас, что Барс сделал мне одолжение и поправку на мелкий возраст, не отожрав кусок задницы, а всего лишь дюрбанув мордой и плотно сжатыми клыками. Однако, в тот момент я качественно изрыгнул феерверк искр из глаз и плюхнулся на задницу, размазывая слезы по чумазой морде.

Вот такая была диспозиция в то осеннее утро. По приезду решили перекусить, причем Барса и Венерку хозяин привязал в отдалении, ибо не кормил их уже со вчерашнего утра, чтоб злее были и напористее. А комнатная Белочка весело крутилась около стола, ожидая какого-нибудь деликатесного харчика от своего хозяина. Сей комнатный, как и его песка, охотник, намазав на белый хлебушек сливочного маслица, протянул его своей животинке. Та, в свою очередь с пару минут глубокомысленно исследовала бутерброд на предмет кошерности и толщины слоя масла и только потом снизошла до его поглощения. Леша, хозяин Барса, на это глубокомысленно заметил: "Вот твоя Белочка не то, чтобы хлеб жрать, от масла морду воротит. (Сплюнул) А вот отпусти сейчас моего Барса со шкворки да намажь твоей Белочке жопу маслом, так он её в два жевка сожрет." Мужики весело заржали, а Белочка получила трендюль от красного, как рак своего хозяина и свалила подальше от греха за куст орешника.

День, разлинованный на загоны, прошел безрезультатно: с числителем равным нулю и знаменателем, стремящимся к унылой бесконечности. Что поделать, и такое бывает в охотницком деле. За весь день по-настоящему в поиск уходила только пара Лехиных лаек, домашняя Белочка постоянно крутилась под ногами, не забывая показывать охотничье рвение выслеживанием мышей и прочей крайне опасной фауны средней полосы России. Ближе к вечеру, уже возвращаясь к машине, мужики услышали метрах в ста по курсу лай по зрячке. Подойдя к эпицентру приятного уху любого охотника звука, обнаружили окоп времен Великой Отечественной. Барс с Венеркой копали стенку окопа, как пара бешеных экскаваторов. Белочка, которая с интересом сунулась в окоп, получила укус за спину от Венерки и выдраный клок шерсти с филейной части от Барса. Дальнейшее действие происходило без ее участия. В стенке окопа обнаружилась нора, которую и пытались раскопать собаки. По размерам нора была на манер лисьей, однако никто из мужиков до этого момента не слышал, чтобы лисы рыли норы в старых окопах.

Чуток расширили руками вход в нору и мелкая Венерка протиснулась внутрь по самый обрез задницы. Было слышно, что она почти вплотную работает какого-то зверя, но дальше пролезть не может из-за сужения норы. За задние ноги, как пробку из бутылки с портвейном вынули ее из норы. Леха спрыгнул в окоп, присел около входа в нору, потянул носом воздух и без обиняков выдал, что внутри имеется тухлЯк: так он обзывал енота за его специфический не особо приятный запах. Но вот чем его выкопать? Ясно дело, что собираясь на кабана, никто лопатку с собой не захватил, фанатов-землекопов среди мужиковне надлюдалось. Теоритически она имелась в машине, но это был бы крюк в десять километров туда и обратно столько же. Героев-стаеров, желающих подтвердить, что бешенному кобелю сто верст не крюк не нашлось. Но, около окопа нашлась поржавевшая, но еще крепкая каска времен войны. Онная каска и была использована в качестве шанцевого инструмента, благо дело глубина норы от поверхности была не более метра-полтора.

Через час посменных работ подземный ход был практически вскрыт. За этим действом наблюдал и комментировал лаем и хрипом посаженный на поводок и привязанный к березе Барс. Сие было сделано для безопасности землекопов, ибо раньше я уже говорил пару слов о характере этой зверюги. Наконец Венерка протиснулась в откопанный ход и за бок вытянула наружу шипящего и клацающего зубами енота. Барс при виде этого чуть не удавился на поводке от зависти, практически выдрав с корнем березку, к которой был привязан. Венерка сноровисто ухватила енота за шею, пару раз тряхнула его, перехватила поудобнее и повторила прием с вытрясанием души из бренной тушки пушного зверя. После этих операций енот тряпкой повис у нее в пасти. Отобрали енота у собаки, чтоб не истрепала шкуру, тут же приняли по полтиничку "на кровях", кинули енота в рюкзак и двинулись в сторону машины.

По приходу привязали собак к фаркопу, застелили газетку на капоте Уазика, порезали и налили, что Бог послал. Дохлого енота вытряхнули из рюкзака в паре метров от стола. Мохнатая кучка не подавала признаков жизни. Когда плеснули колдовства во второй раз, Леха тихо сказал: "Мужики, без резких движений, смотрим на енота". Хитрая лесная тварь (которая до этого успешно изображала покойника), видя что захватчики временно утратили бдительность, открыла сначала один глаз. Потом тихонько перевернулась со спины, как ее кинули, на бок и стала потихоньку отползать к кустам. "Стоять, смирно!" - рявкнул Леха. Енот тут же откинул лапы в разные стороны, умерев на месте. Взятый за хвост, вися головой вниз, не проявлял ни малейших признаков жизни, однако по пузу было видно, что тихо, но дышит. Лицедей, блин такой, что Станиславский не переставая скандировал бы "ВЕРЮ!" Хотели было добить и на меховое изделие пустить, как с самого начала было задумано, но потом передумали.

Упаковали его в рюкзак, да на обратном пути завезли знакомому егерю на притравочную станцию. Так и стал этот енот работать в качестве притравочного зверя для норников. Вроде его через пару лет на испытаниях чей-то ягд-терьер задавил, когда шибер в искуственной норе опоздали поднять.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments