Человек с Рыжим Псом (ste4kin) wrote,
Человек с Рыжим Псом
ste4kin

Category:

~КУНИЦА ~

До сих пор жалею, что не было у меня цифрофотика (да и мыльниц тогда не было еще), когда ездили мы на охоту к Стефанычу. Вот где кадры были бы незабывающиеся...

В тут зиму, году этак 87-88, поехали мы к деду в феврале. Снегу было даже не по яйца, а по пояс точно. Без лыж просто было нереально даже дойти до леса, не то, чтобы охотиться. Основной наш интерес заключался в охоте на куницу. Своей собаки у нас тогда еще не было, а у деда был кобель Байкал, нечистокровная русско-европейская лайка. Однако, примесь чужой крови никоим образом не сказалась негативно на его рабочих качествах. Куницу он работал, как Армстронг пел джаз: самозабвенно и в любых условиях. Работал он ее даже не верхним чутьем, а какой-то собачей интуицией, как говорил Стефаныч. Правда до той самой охоты мы ему не особо верили. Собственно, для меня это была первая охота на куницу. Одно я знал твердо, что сей пушной хищник крайне осторожен и хитер.

Вышли мы тогда еще затемно, морозец был освежающий: дышать через шарф приходилось, чтоб дыхание не перехватывало. Надо заметить, что с середины ночи и почти до утра шел снег, что существенно снижало наши шансы на тропление куницы. Оставалась практически одна надежда на собаку. Однако собак вяз по брюхо в снегу, что не добавляло ему прыти, посему широкого поиска от него ожидать в таких условиях не приходилось. До леса дошли практически без приключений, если не считать русака, которого Байкал поднял из островка чепыжника посреди поля, а мы его благополучно просахатили даже без выстрела. Ну, да и не зайцы были нашей целью. В лес вошли в первых лучах холодного февральского солнышка. Надо вам сказать, что леса в той части Калужской губернии в основноом лиственные, с небольшими вкраплениями монументальных елок. Сам лес, где нам предстояло пытать счастья был весь изрезан неглубокими оврагами с дубняком на склонах. Самое куничье место.

Сперва дед решил прорезать по лесной дороге параллельно оврагу, где он когда-то пилил колотый молнией дуб на подоконники в избу. Кобель сразу же ушел в поиск, проваливаясь в снег порой до шеи. Кстати, говоря собаки очень хорошо запоминают места, где они уже охотились. Более того, я потом уже со своими собаками замечал, что они постоянно проверяют те места, где был раньше взят зверь. Память у них в этом отношении работает, как у слона. Бывало, что спустя сезон, собака проверяет такие нычки. Да, пару слов про колотый дуб. Как говорил дед, на подоконники в настоящую путевую избу идет только дуб, а чтобы во время обработки он вел себя как надо, нужен дуб с прямыми волокнами. А как это увидеть? Для этого надо найти в лесу дуб, который расколот вдоль ствол, а такое бывает только если в дерево попадает молния. Хлопотно, скажете вы искать такой дуб? Но ведь деревенские избы наши деды строили не на один год, поэтому месяц поисков был не особо критичен.

Но, я отклонился от темы. Едва мы прошли метров двести по дороге, овраг был справа метрах в ста, как услышали лай "по зрячке", т.е. собака работала слыша или видя зверя. Вообще у лаек много оттенков лая, и опытный охотник это сразу слышит. Ни с чем не спутать горячий лай по зверю нос к носу с работой по "дальнеку", т.е. на растоянии или взлаи по следу. Тут был именно тот случай, когда дед поднял палец вверх и изрек:

- Она!

Ломанулись мы на лай (это я про себя и батю), как пара лосей во время гона за коровой, снося по пути валежины и визжулины, которых там было в избытке. Я пару раз даже навернулся мордой в снег, что не охладило мой охотничий пыл ни на полградуса. Дед же, не торопясь, пробирался, обходя валежник и бормоча под нос: "Ну куда же она теперь от Байкала денется..."

Еще издалека мы увидели, что собака пляшет вокруг неслабого дуба в три обхвата, который рос на склоне оврага. Пес грыз кору и драл ее лапами в приступе охотничьего азарта. Сомнений не было - куница там! Подошел дед, дал инструкции. В метре от комля обнаружилось дупло, нижня часть которого была вровень с дыркой, как площадка, а верхний край уходил неизвестно насколько вверх по стволу. Осмотрели в бинокль ствол снаружи на предмет наличия второго выхода наверху. Его не было, дупло имело только один вход, он же выход. Расширили топором дупло, собака тут же принялась носом полировать площадку на нижнем крае дупла. Не было сомнения, что куница вольготно лежала на этом месте, созерцая зимний пейзаж, а при подходе собаки ушла вверх по стволу. Тут же выработали диспозицию: батя на топоре и подтопке, я с собакой на поводке в паре метров, чтобы пустить кобеля, если куница выскочит из дупла, дед с ружьем встал на краю оврага на случай, если куница каким-то неизведанным макаром пойдет верхом.

Алгоритм в таких случаях прост: расширяется дупло, разводится дымный костерок, дупло наполняется дымом, куница выскакивает, а далее либо собака ее давит, либо стрелок ее валит. Но, у нас была еще небольшая надежда, что дупло идет не во всю длину ствола, а на пару метров вверх и мы сможем выгнать ее дрыном. Однако, когда батя хорошенько расширил топором дырку и пошуровал там длинной хворостиной, то оказалось, что дуб представляет собой обычайку, полую изнутри, ну как бочка. Пока батя искал бересту и растопку для костра, дед велел отпустить кобеля, чтоб он пока попас выход из дупла. К тому моменту дырка была уже разрублена сантиметров 30-40 в диаметре. И тут кобель, скуля обнюхал вход и влез в дупло. То есть целиком влез вовнутрь дуба, стоя уже там внутри вертикально. Не надо напоминать, что пока я его держал на поводке он все это время он исходил сладострастным скулежем. Тут же в дупле он теперь даже не лаял, а орал на собачем языке, что он ее видит.

Вернулся батя с топливом. Выше по стволу, как раз в паре десятков сантиметров от носа Байкала, по нашим прикидкам, был нарост в основании ветки. Дед высказал мысль, что возможно там имеется пустота, где кошка и засела прям перед мордой собаки. Папахен в пару ударов срубил сей фрагмент дерева топорм, и в отверстие высунулся черный мокрый нос. Собачий нос. Теперь уже без вариантов было ясно, что куница ушла сильно вверх по стволу и надо именно коптить. Что мы и начали реализовывать. Собаку, не взирая на ее упорное сопротивление, за задние ноги извлекли из дупла и посадили на шкворку. Я отошел с Байкалом на пару метров, держа поводок так, чтобы мгновенно освободить кобеля. Дед, так и стоял все это время на краю оврага, теперь он только снял с плеча ружье. Батя стал разводить в дупле маленький чадящий костерок...

Где-то с полчаса шел процесс копчения нутра дуба. Меня лично адреналин торкал так, что начался нервный тик на щеке. Через час из всех щелей в стволе на высоту метров до десяти шел качественный, плотный дым. Куница не выходила. Кобель уже не лаял, а просто хрипел и скреб лапами по мерзлой земле: снег вокруг дуба в радиусе пары метров был уже раскидан напрочь. Подкинув еще травы и положив сверху костерка большой кусок бересты, батя выпрямился и крикнул деду:

- Стефаныч, ну мы тут уже все напрочь прокоптили. Походу пустышку сработал твое кобель...

И тут внутри по стволу что-то зашуршало вниз и мягко приземлилось на дно дупла. Батя с интесом заглянул в дупло. А оттуда высовывалась морда, одуревшей от дыма куницы, которая задохнувшись спикировала прямо в костер. Благо дело, что сверху лежал кусок бересты, и она не подпалила мех. Дальше несколько секунд растянулись, как в "Матрице". Отец отшатнулся назад, потерял равновесие и осел на задницу на мерзлую землю. Я, конечно, стоял в ступоре от такого перфоманса. Куница выскочила из дупла и пошла низом. Она успела сделать пару прыжков, когда Байкал резко рванул поводок, на который я опрометчиво наступил. Подсечка получилась душевная, и я во весь рост упал на спину, едва не приложившись затылком о какую-то корягу. Дальнейшее я уже даблюдал из портера: вот дед увидел скачущую куницу и вскидывает ружье, из-за ствола ему не видно собаку, которая делает прыжок, и еще один прыжок ей остается до зверя. Байкал буксует по земле, но тем не менее вторым прыжком достает кошку и берет ее, правда не очень удачно: не за шею, а поперек. Та изворачивается и кусает его в нос, кровь во все стороны. Дед опускает ружье и закуривает неизменную "Астру". Батя поднимается с земли и пытается прижать куницу, чтоб она отпустила собаку. Собака продолжает ее давить, не обращая внимания на то, что ей полосуют морду лица.

Наконец, я за поводок отдираю кобеля от куницы, а отец прижимает ее и оприходывает окончательно. Пар от нас идет, как будто мы только что сходили в русскую парилку. Солнце уже окончательно встало, а мы и не заметили. Снег на ветках подсвечивается розовым, синички поют. Взяли зверя... Жизнь хороша. Пора домой, вот только дух перевести, да адреналин в крови оприходовать по описи.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments