Человек с Рыжим Псом (ste4kin) wrote,
Человек с Рыжим Псом
ste4kin

Paris's fiction(0)

Над маленьким шато в Гаскони алой спелой ягодой всходило июньское солнце. Весело квохтали пейзанские пуле, и покрякивали канары, пахло свежими продуктами жизнедеятельности крупного рогатого скота и шевалей. Во дворе шато происходило прощание отца с сыном, который уезжал в Париж в поисках славы и пистолей, если фортуна будет благосклонна. Отец, еще крепкий худой старикан в давно вышедших из столичной моды камзоле и кюлотах давал последнее напутствие и родительское благословение пареньку лет восемнадцати. Паренек было худощав, носат и смугл, чем-то напоминая ЛКН. Камзол у него был покуртуазнее отцовского, ибо путь его лежал в Париж, а не какой-то зачуханный провинциальный виль.

Ах Париж, какое прелестное слово для молодого человека, всю жизнь проведшего в сельской местности французского нечерноземья. Первая кружка алкоголя в жизни была наполнена вин де табль с отцовской винокурни, а первый сексуальный опыт состоял в тисканье пейзанок на сеновале. Париж же с его веселыми умелыми путанами, трехзвездочными кабаками высшей наценочной категории и дешевыми, но легкими наркотиками представлялся молодому гасконцу венцом разврата и богемной жизни.

- Благославляю вас, сын мой, в дорогу, - тем временем парлял отец, - блюдите честь нашего рода, разборок не бойтесь, ходите всегда чисто выбритым, своевременно меняйте портянки, ибо мазоль не фузиль, но с ног валит. В дороге этасьон уровня руж соблюдайте: гопников сейчас на автобанах пруд пруди, или кошелек подрежут, или еще чего похуже сотворят. Документы все собрали для презентасьон капитану де Тревилю?
- Уи, мон пер, все папье се бон, - с почтением произнес д'Артаньян, - да, не волнуйтесь вы так. Гопников в оливьей настругаю, если что тут сюит. Про портянки помню, рапиру поточил, шеваль оседлал. Ну пора прощаться, папаша.

д'Артаньян легко вскочил в седло шевали, которую подвел к нему местный конюх, поправил на левом боку старинную фамильную рапиру в ножнах, поудобнее пристроил сак за плечами.
- И последнее, сын мой, - глядя на д'Артаньяна снизу вверх, сказал отец, - я тут вам с собой кое-какое имущество приготовил, вещь серьезная. Попусту ее не юзайте, только в самом крайнем случае. И еще, я тут вам мобилку по случаю на сольдах прикупил, не особо нювель модель, но травай вполне. Как приедете в столицу, сразу подключитесь и отзвонитесь, что все се бон.

Отец протянул сыну трубку модели "Уименс", потом, покряхтывая, закинул на круп лошади позади д'Артаньяна большой деревянный ящик. Лошадь заметно просела в ногах. "Кирпичи он туда положил что ли, или полное собрание сочинений Карла Маркса?", подумал д'Артаньян, но озвучивать свой вопрос не решился.
- Ну с Богом, - отец широко перекрестил молодого гасконца, - не забудь отзвониться, как эриве будешь в Париж.

- Погоди миленький, - из дверей шато шустро выскочила старушка, похожая на колобок, - я вот тут тебе в дорогу кулебяк напекла с фуа-гра и канапэ с соленым труитом сделала. Бланманже не успела: так что, извини, без десерта поедешь. И еще, я тебе бутылочку сидора урожая прошлого года положила, под сидорок-то дорога легче будет.
- Ну, мама, вы прямо фуршет собрали мне, - улыбнулся д'Артаньян, - я уже предчувствую, что мне в Париже будет не хватать ваших кровяных сосисьонов и запеченного с оньоном лапая.
- Ну так, сынок, у нас, сам знаешь, все по-простoму, но от души.
- Знаю мама, ну прощайте.
д'Артаньян пришпорил шеваль и набирая скорость поскакал в сторону восходящего солнца к славе, пистолям, куртизанкам и прочим приятным вещам. В след ему, прощаясь, кукарекали гасконские петухи.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments