Человек с Рыжим Псом (ste4kin) wrote,
Человек с Рыжим Псом
ste4kin

Шапка (обратно охотничья стори, длинная)

Шапка

У Валерика была замечательная пыжиковая шапка-ушанка. Он надевал ее на охоту, как на праздник, потому что считал ее своим талисманом, который приносит ему удачу на охоте. Несмотря на то, что шапке было уже лет шесть, выглядела она, как новая, ибо в любое время кроме поездки на охоту лежала на полке, аккуратно завернутая в несколько слоев газеты «Вперед». Газета, по мнению Валерика, должна была полностью и со стопроцентной надежностью защитить его охотничий тотем от грязных поползновений бытовой моли. Моль была продуктом тщательного селекционного отбора, производимого тещей Валерика: в кладовке у старой запасливой женщины были складированы шубы, носки и валенки, которые помнили еще нашествие Наполеона и замерзающих под Москвой гитлеровцев. Теща травила моль дустом, отстаивая свои богатства, моль отвечала ей паритетным призрением и партизанскими вылазками. Тем не менее, любимая шапка Валерика выжила в дустовых войнах и радовала своего хозяина каждый раз, когда он собирался на охоту.

Вот и этим утром Валера оделся по-охотничьему, подхватил собранный с вечера рюкзак и ружье и бережно освободил свое меховое богатство из газетного плена. Потом заглянул в комнату, где жена досматривала сладкие утренние сны, и аккуратно достал из охотничьего сейфа поллитровку «Русской». Сегодня был коллективный выезд на лося, поэтому рюкзак и водка были неразлучны, как Василий Иваныч и Петька во время атаки белых. Валера запихнул бутылку в глубину рюкзака, завязал горловину и, нахлобучив свою счастливую шапку, вышел из квартиры. Он недолго потоптался по первому снегу у подъезда, покуривая первую утреннюю сигарету, потом его подобрал УАЗик, в котором уже сидела вся бригада. Валерика забирали последним. В дороге, как всегда начались веселые подъебки Валерика на предмет его пыжика. Что самое интересное, Валерик обычно очень спокойно относился к таким шуткам со стороны друзей-охотников, однако в этот раз он почему-то серьезно разозлился и в запале поспорил на два пузыря, что именно он завалит сегодня сохатого.

Дорога, оклад, номера и загон состоялись на удивление, как по маслу. Охота спорилась, как органная фуга у Иоганна Себастьяна Баха. С первого же загона лось оказался в окладе, и собаки выставили его прямо на номера. И, что самое удивительное, вышел он именно на Валериков номер, прямо на чистую прогалину. Валера не только полагался на свою шапку, но еще и умел достаточно неплохо стрелять, поэтому положил лося метров с тридцати пяти с первого выстрела пулей из своего ИЖ-12. Лось был бит чисто, правки не требовалось и Валера, вытащив патроны из стволов, «дал трубу», оповещая приятелей, что лось лежит, и пора уже его свежевать. Через полчаса народ собрался у добытого лося. Радости Валерика не было предела, он весь лучился флюидами успеха и чуть не подскакивал на месте от переполняющей его радости. Периодически он снимал свою счастливую шапку с головы, дабы продемонстрировать ее народу, напоминая, что неплохо бы уже произвести расчет. Собственно никто и не возражал, прекрасно понимая, что предмет спора все равно будет тут же оприходован по своему прямому назначению «на кровях» под лосиную печенку.

Спустя какое-то время на полянке весело потрескивал костер, над которым в котелке булькала лосиная печенка, распространяя по лесу дивный запах свежей дичины. Лося уже полностью разделали и перенесли мясо в рюкзаках в машину. Теперь можно было и накатить по первой за успех этого предприятия. Что и было сделано под домашние харчи из термозков. Потом повторили уже под свежачок, ибо «между первой и второй должно по науке пройти не более сорока секунд». Через час народ заметно повеселел, а состояние Валерика можно было охарактеризовать как близкое к полному ментальному оргазму.

Теперь он уже не только нахваливал своего лаки-пыжика, но и делал серьезные предъявы, что в этой бригаде он самый лучший снайпер. Апогеем стало заявление Валерика, что из всех присутствующих никто не попадет в приемлемую цель на пятьдесят метров пулей с первого выстрела. В качестве приемлемой цели Валерик был даже готов предоставить свою счастливую шапку. Понятно дело, народ, уже порядком сытый бахвальством Валеры, тут же уцепился за эту заманчивую идею. Всем непременно хотелось закатать жаканом или турбинкой прямо в лоб предмету охотничьего культа. Из гуманистических соображений и, не желая в случае чего нести уголовную ответственность, шапку сняли с головы Валерика и повесили на куст орешника. Тщательно отмерили пятьдесят метров…

Один за другим мужики выходили на рубеж и делали по одному выстрелу. Шапка оставалась в целости и сохранности. Было ощущение, что Валера какими-то своими секретными мантрами отводит пули от пыжика. Вот уже и все отстрелялись. Торжеству Валерика не было предела.

- Валер, я так думаю, что еще только я не попробовал, - раздался голос с водительского сиденья УАЗа.

Шофер Дима вылез из кабины и направился к черте, с которой стреляли мужики до него. Дима, надо сказать, был КМС по пулевой стрельбе из малокалиберной винтовки. Охотничий билет он имел тоже, равно как и ружье ТОЗ-34, однако предпочитал стоять на неходовых номерах, ибо не любил убийства, а ружье использовал в основном для стрельбы по неодушевленным целям. Валера вмиг здулся, как резиновый шарик, который шкодливый парнишка проткнул швейной иголкой. Про Диму он совершенно забыл, так как Дима в этот раз вообще не стал становиться на номера и не принимал вовнутрь по причине наличия руля и сегодняшней обратной дороги. Но отступать было поздно, потому что остальные мужики горячо поддержали Диму:
- Давай, спортсмен, закатай ему в лобешник, чтобы пальцы веером не гнул тут нам.

Валера молча отошел в сторону с огневого рубежа, в глазах его застыла вселенская скорбь и предчувствие неминуемого конца счастливого пыжика. Ясно было, что в глубине души он уже занимался самобичеванием и оплакивал свой головной убор, уцелевший даже в процессе партизанских вылазок моли.

Дима зарядил ружье одним пулевым патроном в нижний получоковый ствол и тщательно прицелился. Над полянкой повисла ревизоровская пауза, только безучастный костер постреливал еловыми угольками. БАААААММММ!!!! И пыжик на другом конце поляны весело закачался, запрыгал на кусте орешника. Попадание было несомненным. У всех только один вопрос крутился на языке: «КУДА!?». Валерик, как молодой резвый олень метнулся к своему сокровищу. Подбежал, сдернул шапку с куста, стал сокрушенно ее рассматривать…

Через секунду по поляне, да что там по поляне, по всему кварталу леса разнесся радостный вопль Валерика. В нем было столько первобытной мелодичности, что даже птицы заткнулись, вдруг осознав, что им в детстве на ухо наступил местный медведь. На негнущихся ногах Валерик доковылял обратно к костру и протянул своего пыжика на вытянутой руке мужикам. Шапка на первый взгляд была абсолютно цела, и только при тщательном обследовании обнаружили, что Димкина пуля прошла точно впритирку с левой стороны, сбрив ворс, как ножом. Попадание было несомненным, как и то, что ни одна из пыжиковых шапок при состязании серьезно не пострадала. Бывает…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 61 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →