Человек с Рыжим Псом (ste4kin) wrote,
Человек с Рыжим Псом
ste4kin

Пока без названия.

Леха сидел на кухне малогабаритной хрущевки и сосредоточенно отмеривал на аптекарских весах навески в 2.4 грамма пороха «Сокол» в каждую папковую гильзу. Капсюли он забил чуть раньше. С некоторых пор он предпочитал недавно появившиеся «Жевело», хотя они были ощутимо дороже привычного «Центробоя», что пробивало значительную брешь в небогатом семейном бюджете. Однако игра стоила свеч – «Жевело» практически не давали осечек, в то время как старые медные колпачки «Центробоя» секлись один на десять, особенно на исходе срока годности. Засыпав во все двадцать гильз порох и забив их картонными прокладками и пыжами, Леха с удовольствием закурил. У него было правило: никогда не курить при снаряжении патронов капсюлями и порохом, лишь запыжевав войлоком гильзы, он брался за неизменный «Дымок». Сизый дым плавал по кухне легкими кольцами.

Леха собирался послезавтра ехать в Калининскую область к своему армейскому дружку Славке на охоту. Славка был егерем в охотхозяйстве и давно звал его к себе на медведя. В своем медвежьем углу, вот ведь каламбур, он по прежнему пользовался «Центробоем», именно поэтому Леха вместо обычного десятка патронов снаряжал еще десять для Славки. Докурив, Леха открыл форточку, выкинул бычок сигареты и вдохнул ночной ноябрьский воздух. Потом быстро доснарядил патроны замечательными пульками «Идеал», убрал со стола охотничьи причендалы и присел на низкий табурет. На часах было полпервого. Завтра, вернее уже сегодня, предстояло закупить продукты и собрать рюкзак в дорогу.

Сколько он не видел Славку? С армии, посчитай уже семь лет. Переписывались, потом, когда Лехе поставили телефон, он звонил несколько раз Славке на деревенскую почту. И вот послезавтра друзья должны были встретиться снова. Леха поднялся с табурета, налил в эмалированную кружку гриба из трехлитровой банки. Не торопясь, смакуя каждый глоток, выпил, потом выключил в кухне свет и прошел в комнату. Жена спала, сладко посапывая. Леха завел будильник на восемь и, погасив свет в прихожей, лег спать. Завтра предстояли приятные хлопоты. Уже засыпая, он подумал, что неплохо бы было купить пару бутылок коньяка Славке в подарок.

Через день слегка уставший Леха высадился с огромным рюкзаком и «тулкой» в брезентовом чехле на платформе в Калинине. Потом он пару часов трясся по ухабистой дороге в стареньком «Пазике», поминая две извечные русские беды. Высадившись из автобуса около поворота на Славкину деревню, Леха перекусил на обочине немудреной походной снедью. Слегка передохнул и браво зашагал по проселку. Тонкий ледок на лужах похрустывал под кирзовыми сапогами. Другой обуви на охоте Леха не признавал. Только кирзачи, промазанные на швах гусиным жиром. По обе стороны от большака чернели перепаханные под пар поля. «А снега то пока и нет», подумал Леха, «и как по чернотропу мишку брать? Или Славка все берлоги возможные на перечет знает? Помнится, он еще говорил, что кобель у него дюже матерый и богатый по медведю есть. Как его? Злой, вроде… Точно, Злой!»

Издалека послышался собачий лай, потянуло дымком от сгоревших в русской печке березовых полешков. Леха приободрился и поднадал ходу. Вдали показалась Славкина деревня. «Ну вот, дружище, и прибыли», думал Леха, пробираясь по деревенской улице к указанному в письме дому, «сколько лет не виделись, а вот поди ж не растеряли дружбу. Надо будет Славку к нам зазвать, пусть вылезет из своей глухомани.» Однако, дойдя до Славкиной избы, Леха увидел, что возле крыльца толпятся несколько мужиков в ватниках и брезентовых плащах с ружьями за спиной. К забору была привязана пара западно-сибирских лаек, нетерпеливо поскуливавших.

- День добрый, мужики, - поздоровался Леха, - на охоту собрались? А как бы мне Славу повидать, дома он?
- И тебе добрый день, мил человек. – хмуро ответил самый старый из охотников, подпоясанный поверх ватника вытертым на сгибах патронташем, - Мы бы сами его повидать хотели…
- Так он что, в сельпо что ли побежал? – весело подмигнул Леха мужикам.

Те как-то понурились, ничего не ответив, только молча стали крутить толстенные козьи ножки из газеты, щедро заправляя их самосадом. Старик посмотрел пристально Лехе в лицо, потом протянул задубелую ладонь, покрытую коркой застарелых крестьянских мозолей:
- Федором меня кличут. Ты, я вижу, не знаешь еще: пропал Славка в лесу третьего дня. Ушел со Злым на обход и пропал. Баба его только вчера вечером нас сгоношила. Славка, бывало, в лесу ночевал, если на обходе его какая нужда задерживала. А тут видишь уже третий день, как он из лесу не вертался. Неладно это. Баба его в доме, наши то жинки с ней, успокаивают. Не в себе она малость.

Леха почувствовал, как ноги сами собой подкосились, и он мешком плюхнулся на кособокую лавчонку у крыльца:
- Да как же это, мужики? Да я ж к нему ехал, семь лет не виделись с армии. Леха я, корешь его давнишний. Вот на медведя приехал, Славка звал…
Кто-то из мужиков, сплюнув, устало обронил:
- Вот и поохотился.

Старый поправил ружье на плече, подхватил солдатский сидор с мерзлой земли и обернулся к Лехе:
- Видишь, паря, как оно вышло. Мы зараз Славку искать на обход пойдем. Ты как, с нами или взад будешь вертаться? Если решил вертаться, можешь в хате переночевать, бабам наказ дадим, чтоб постелили да покормили.
Леха зло глянул на деда в ватнике:
- Нет уж, дядя Федор, мне теперь дороги назад нет, пока Славку не увижу. Я сюда к товарищу семь лет шел. Негоже теперь на полпути останавливаться!
- Добро, - скупо оборонил дед и обернулся к мужикам, гасящим самокрутки, - ну что, мужики, сейчас Леша соберет свою фузею да манатки и двинем. Саня, собак возьми, но до лесу со шкворок не пускай, иначе уметут, что не увидишь.

Славку искали почти неделю. Сначала дед Федор с мужиками и Леха, который дозвонился домой и наказал жене взять за него на работе отпуск за свой счет от его имени. Потом приехала милиция из района, так как дело принимало совсем дурной оборот – пропал егерь при исполнении. Тоже без результата. Славка со Злым, как в воду канули. После первых снегопадов, когда снег похоронил все возможные следы и надежды на то, что Славка найдется, Леха вернулся назад в свой город.

Жена, мучимая праздным бабьим интересом, хотела с порога засыпать Леху вопросами. Однако, увидев его постаревшее, обветренное лицо, смолчала, интуитивно почувствовав, что он сам расскажет, если захочет. Вечером, сидя напротив жены за столом на кухне, Леха накатил стакан водки за помин Славкиной души, зажевал соленой капустой. Потом устало закурил и стал рассказывать жене про их со Славкой службу в войсках связи, про самоволки и драки с дедами. Про то, как прятали брагу в огнетушителях, как готовили дембельские альбомы. И на миг ему показалось, что Славка смотрит на него, сидя в темном углу кухни и чуть заметно усмехается краешками губ, слушая об их армейских приключениях. Потом Леха махнул вторую и уже без эмоций, как-то мертво рассказал о том, что произошло в эти последние дни. Славки в кухне уже не было…

Его нашли весной, когда сошел снег. Нашли случайно заезжие городские охотники, когда пробирались на тетеревиный ток и блуданули в лесу. Открытые переломы, пробитая голова. Подранная кора на осине рядом, завязанный узлом куст орешника толщиной в руку, развороченная земля... Недалеко лежал и Злой, то, что от него осталось. По всему выходило, что напоролись они на медведя, которого что-то подняло с облюбованной берлоги, а потому зверь не отличался покладистым норовом. Рядом нашлось и покореженное Славкино ружье, заряженное двумя пулевыми патронами. Видимо до конца верный хозяину пес дал Славке секунды для того, чтобы перекинуть заряды на пулевые. Оба патрона были с осечками, с глубокими наколами бойка на медном колпачке привычного в деревне «Центробоя», того самого, что давал осечки один на десять.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 67 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →