Человек с Рыжим Псом (ste4kin) wrote,
Человек с Рыжим Псом
ste4kin

Закончил и отрехтовал. Получился рассказ.

Богатыри в городе

*** *** *** *** ***

Лил осенний серый дождь, и равнина под холмом превратилась в непроходимое болото. Такова уж была особенность здешней земли, обычно сухая луговина во время дождя превращалась в чавкающую жижу.

- Завязнем, браты, мы на конях богатырских, - молвил Илья Муромец и, переложив шипастую палицу в левую руку, приставил правую ладонь козырьком ко лбу.

Богатыри стояли на вершине невысокого холма и смотрели, как внизу, на другом краю равнины собирается печенежское войско. Низкорослые лошадки кочевников почти по брюхо проваливались в жидкую грязь. Узкоглазые наездники в шапках с корсачьими хвостами и меховых безрукавках грозили русским витязям маленькими сухонькими кулачками. Впереди орды топтались на месте два всадника: один с медным нагрудником на выпуклой груди и в металлическом шишаке с бунчуком, другой в странной шапке и длинном халате, который заметно мешал ему в седле. Было видно, что второй всадник привык скорее ходить пешком, чем ездить верхом на коне. Он постоянно почесывал зад, который натирало седло не по размеру.

- Илюшенька, селяне баяли, что во вражьем войске шамана видели, - сказал Добрыня Никитич и, пофыркивая, отжал окладистую бороду от воды, - говорили, что не обычный скоморох с бубном да мухоморами, а колдун взаправдашний.
- Полно тебе, свет Добрыня, досужим бабьим пересудам верить, - ловко крутанулся в седле Алеша Попович, - какие шаманы сейчас? Ты еще про Змея Горыныча расскажи!

Алеша и Илья весело по-богатырски заржали. Добрыня посмотрел на них с укором, но ничего не сказал. В глубине души Добрыня верил в то, что печенежские шаманы не все шарлатаны, которые глотают сушеные мухоморы. Между тем дождь прекратился, и солнце робко выглянуло из-за рассеивающихся туч. Печенеги выстроили, наконец, подобие стройного боевого порядка.
Илья Муромец повесил палицу на луку седла и вынул из ножен богатырский меч-кладенец, завещанный Святагором:
- Ну что, други верные, не все нам лясы точить, пора и ратным делом заняться. Постоим за землю русскую, не дадим Родину ворогу на поругание! Ты, Добрынюшка держись по правую руку, а ты Алешенька по левую. Ну, с Богом!

Богатыри пришпорили коней и галопом понеслись с холма на печенегов. Илья нацелил себе первой жертвой того, в медном нагруднике, судя по всему главного у печенегов. До них оставалось саженей семьдесят, когда второй всадник в странной шапке достал из складок халата какую-то короткую палку, к которой кожаными ремешками были прикреплены костяные погремушки. Печенег в халате проорал что-то на своем языке. Конец палки засветился белым, и на скачущих богатырей накатила волна света и спрессованного воздуха. Ударила в грудь, но из седла не выбила.
- Ой, горим, - успел подумать Илья Муромец, и свет ослепил витязей.

Когда глаза смогли видеть после вспышки, перед богатырями не было печенегов. Они остановили коней посреди пустого картофельного поля, которое пересекала странная дорога, покрытая монолитным камнем. Богатыри подъехали к дороге и удивленно воззрились на нее. Раньше такого они не видели: дорога была сплошной каменной пластиной шириной сажени в две, тянувшейся в обе стороны. Более всего дорога напомнила богатырям застывшую каменную реку. По обе стороны от дороги местами тянулись вертикальные металлические листы, а неподалеку на обочине был вкопан столб с кругом. На белом кругу в красном кольце были нарисованы черным какие-то непонятные символы «60».

Добрыня стукнул наконечником копья в металлическую пластину сбоку от дороги:
- Не берегут тут железо,- посмотрел на дыру, которую пробило булатное копье в пластине,- да то и слов, что метал никакой. За такую ковку кузнеца на кол саживать надо.
Богатыри уставились друг на друга. Потом посмотрели по сторонам, посмотрели на чудную дорогу.
- Ну и куда делись печенеги? - спросил в пустоту Алеша Попович, - Братия, что-то мне подсказывает, что как бы луговина не совсем та. Дороги там не было. Да и знамо ли дело такие дороги строить? Смех один, конь сразу без подков на камне останется.
- Это шаман нашаманил, - хмуро изрек Добрыня, - говорил я вам, неверующим, а вы все Змей Горыныч, Змей Горыныч. Ну, где они теперь, печенеги?
- Может, он нас светом заморочил, а они в это время и разбежались? - неуверенно предположил Илья Муромец.
- Как же, ага, скакали мы, скакали и на всем скаку, бац и пропали печенеги,- засмеялся нервно Добрыня, - чую други, что не они разбежались, а мы куда-то разбежались, вернее нас без нашего на то согласия разбежали на все четыре стороны. Это все, шаман - злыдень, все не по-богатырски. Всегда хитростью азиаты воевать горазды.

Вдали послышался странный шум, напоминающий рысье рычание, правда, очень отдаленно напоминающий. Богатыри переглянулись. Шум приближался и усиливался. Из-за поворота вынырнула странного вида грохочущая телега без лошадей. Именно телега, потому что в нее были навалены по самый верх кочаны капусты. Однако телега была непривычно высока над дорогой и имела металлические колеса, вернее металическо-кожанные, как показалось богатырям. Лошадей перед телегой не было, а спереди она заканчивалась каким-то синим коробом, похожим на маленький домик с окнами. Пыхнув вонючим дымом, самоходная телега проскочила мимо открывших рот витязей.

- Что это было, - первым пришел в себя Алеша Попович, - Змей Горыныч?
- Сам ты Змей Горыныч,- скривился Илья Муромец, - ты хоть когда в деревне то был, сокол столичный. Телега это, с капустой. Вот только лошадей почему-то нет и возницы тоже не видно. Странное место. С другой стороны мимо проехала, не тронула.
- Место не наше, - подытожил Добрыня, - незнакомое, дорога эта, повозка самодвижущаяся... Давайте-ка, други настороже быть. Кто знает, что нам тут готовят еще. И вообще где мы сейчас есть после того шамана. Неизвестно, что еще печенеги нашаманили.

Богатыри двинулись вдоль странной дороги в сторону, куда умчалась давешняя самоходная телега. Несколько раз по дороге в обе стороны проезжали странного вида безлошадные повозки. Каждый раз Алеша хватался за лук и натягивал тетиву, а Добрыня поднимал копье, но повозки вели себя тихо и пролетали мимо по каменной дороге, не обращая на них внимания. Через час пути вдали показались какие-то строения, напоминавшие формой бруски и совсем не походившие на бревенчатые избы крестьян или каменные терема князей. Несомненно, это был город, но какой-то не такой, не родной. У крайнего дома стояла группа молодых отроков в странных ярких мешковатых одеждах и непонятных и явно неудобных лаптях. При приближении богатырей по толпе непонятно прошелестело: "Реконструкторы едут с сейшна. Вау! Реальные прикиды, пацаны. Прям, как в музее. В натуре, бабла стоять должны немерянно. Смотри и лошади по-старому прикинуты. Просто улет! Полный каприз древне-русской эпохи!" Провожаемые восторженными взглядами богатыри проехали мимо.

- Братия, вы поняли что-нибудь из речей тех отроков? - саженей через десять спросил Илья.
- Вроде и по-русски сказано, да слова какие-то не наши, непонятные, что за город такой странный, - задумчиво почесал бороду Добрыня, - и коней не видно, одни телеги самоходные.
Посовещавшись, богатыри решили найти местного князя, дабы узнать в какой местности они находятся. Ведь если есть город, то должен быть и князь в городе. Однако тут их внимание привлекла небольшая изба, из которой неслась странная музыка, совсем не похожая на знакомые нежные переливы гуслей. Кто-то визгливо не в так мелодии причитал:
"Белые кораблики, белые кораблики по небу плывут,
Белые кораблики, белые кораблики дождики везут"
Однако, чутье подсказывало богатырям, что место сие сродни тем, где у них наливали хмельное. Внезапно все трое почувствовали нестерпимую жажду.

- Други, давайте в начале хлебнем по чарке меда хмельного, дабы уравновесить нутро наше после шаманских заклинаний, - предложил Илья Муромец.

Добрыня Никитич и Алеша Попович интенсивно затрясли шеломами. Богатыри спешились около избы и стали искать, куда бы привязать своих богатырских коней. Коновязи рядом видно не было, зато стояло несколько тех самодвижущихся повозок, и пара из них имела спереди какие-то непонятные конструкции из блестящего металла. За них витязи и привязали своих коней, рассудив, что с крестьян не убудет. Да кто они такие эти крестьяне, чтоб с богатырями спорить. Алеша закинул за спину в сагайдак лук, Добрыня прислонил булатное копье у стены - негоже с копьем в питейные ряды хаживать. Бряцая доспехом и придерживая мечи, витязи зашли в избу.

Внутри избы было сумрачно и пахло чем-то горелым. Нет не дымом от печи, а какими-то жжеными травами. Похожий запах был, когда Алеша Попович сжег в костре сумку шамана-мухоморника, захваченную в прошлое печенежское нашествие на Киев. За низкими круглыми столами сидели какие-то люди: крестьяне, али дружинники не разобрать по одежде. У некоторых на шеях висели золотые блестящие цепи, а на пальцах красовались толстые перстни без каменьев.

- Купцы какие-то, - шепнул друзьям Добрыня,- вишь перстни без самоцветов, знать не бояре. А по виду дружинники, вона как глазом недобро смотрят. Оценивают.
- Мир вам, честной народ, - громко сказал Илья Муромец на правах старшего из богатырей, - мы из славного, из города из Киева, проездом здесь будем. Зашли меда по чарке испить, да с дороги отдохнуть.
Купцы за столиками, перешептываясь, молча сверлили витязей взглядом. Не дождавшись ответа, богатыри подошли к девице, которая стояла около полок с разномастными крынками и сотейниками. Часть сосудов были прозрачные и демонстрировали удивленным богатырям свое содержимое.

- Здрав будь, хозяюшка, наполни-ка нам по кубку меда старого, хмельного, - весело подмигнул молодухе Алеша, который никогда не упускал в Киеве возможности потискать красных девок.
- Че? Какого меда? Вы что из дурки сбежали? - открыла рот девка, - Или меня за дуру держите?
- Не гневись, девица красная, если нет меда старого, то и вино молодое сгодится, - не сдавался Алеша Попович, сладко улыбаясь девице.
- Виииино, - протянула девка, - и какого тебе вина? Есть грузинское сухое, есть молдавское крепленное, или вон портвейну возьми «777».
- Сии названия нам неведомы, издалека мы, - подмигнул Алеша, - налей на свой вкус, красавица.

Между тем купцы за столиками, человек пять, враждебно поглядывая на богатырей, тихо перешептывались: "Че за клоуны, братва? Психи что ли с дурки сбежали? Хрен там, психам в дурке кольчуги и мечи не положены. А вон тот мелкий, так вообще с луком. Че за тема, братва?" Девка налила богатырям вина в прозрачные невиданные ими стаканы:
- С вас 315 рублей 42 копейки.

Илья Муромец отхлебнул из стакана, поморщился, но все же достал из-за пояса несколько золотых гривен и хлопнул ими о прилавок:
- Держи, красавица, а вино то у вас кислое. Поди, водой в дороге разбавили? Ну да ладно, витязи народ не скупой, держи - купишь себе пряников печатных.
- Каких, к херам пряников! - вдруг завопила девица и стала красная, как свекла, - ты бородатый, че за пургу гонишь. Давай лавэ в темпе, а если неврубной, то вон сейчас ребята твою память полечат. Вино ему разбавили, лишенцу!

Давешние купцы стали подыматься из-за столиков, потирая кулаки: "Сейчас разомнемся братва. Лохов поучим, чтобы в нашем кабаке понтами не кидались, да на лавэ поставим". Богатыри удивленно смотрели на приближающихся купцов. Тут в избу зашел еще один купец и с порога заорал:
- Ну, нет, пацаны, реконструкторы, мать их, совсем оборзели. Своих кляч к моему «Паджерику» за кенгурятник привязали! Где эти суки? Походу они сюда зашли.

Купцы из-за столиков радостно загалдели: "Так это те лохи, что деревянные мечи строгают, да по лесу шакалят. А мы то думали, что за тема такая непонятная. Ну, сейчас научим их истории родного края, чтоб впредь не борзели." Богатыри спина к спине стояли в центре зала, полностью в потерянных мыслях - половину сказанного они не поняли. Было ясно одно - назревает нешуточная драка. Однако драться вооруженному витязю с безоружными купцами было как-то по их соображениям не с руки. Повисла тяжелая пауза, как затишье перед бурей.

Шестеро купцов споро бросились на богатырей с разных сторон, оно и понятно: двойное численное превосходство их очень воодушевляло. Конечно, богатыри могли нарубить их мечами в мелкую капусту, но это было против ратных правил, поднимать меч на безоружного. Посему Илья Муромец легко оторвал широкую доску от прилавка, за который с визгом спряталась давешняя девица. От удара по первому нападавшему доска в руках Ильи сломалась пополам, а купец тюфяком улетел в дальний угол избы. Второй зачем-то подпрыгнул на месте и каблуком сапога попытался ударить Илью в голову, но попал ногой в шелом и неловко упал на пол. Когда он поднялся на ноги, Илья по старой богатырской традиции попытался вогнать его в земляной пол, ударив предплечьями в кованых наручах купца по плечам. Пол, к удивлению Ильи Муромца, оказался не земляным, а каменным. Купец, вместо того, чтобы по всем правилам войти по колено, али по пояс в сыру землю, с болезненным хрюком сложился пополам и более признаков жизни не подавал.

Похуже обстояли дела у Алеши Поповича. Алеша, любитель подраться в Киеве с купеческими сынками на кулачках, быстро уложил одного из напавших купцов размашистым ударом в челюсть. Однако второй довольно ощутимо заехал Алеше Поповичу по уху. В ухе загудело.
- Ах, ты так, - озорно улыбнулся Алеша, - ну тогда отведай силушки богатырской купчина!
Схватив ближайшую скамью, он опустил ее по дуге на голову купца. Но уже в момент удара Алеша почувствовал, что скамья легкая, как перышко. От удара о макушку купца скамья отскочила вверх.
- Что за мебель такая, бесовская, и совсем не дубовая?- успел подумать Алеша и получил от резвого купца по второму уху.
Вот теперь колокола звонили с обеих сторон в Алешиной голове. Это так разозлило витязя, что, забыв о "кулачках" и схватив купца поперек туловища, он закинул его за стойку на визжащую девицу. Купец пролетел по короткой дуге, конец визга девицы салютовал о надлежащем его приземлении.

Между тем Добрыня не терял времени даром. Увернувшись от запущенной ему в голову одним из купцов прозрачной крынки, он поднырнул под удар и саданул провалившегося на ударе купца головой в шлеме в нижнюю челюсть. Купец прикусил язык и, коротко взвизгнув, отлетел на сажень и затих среди стульев и столов. Последний из нападавших купцов нерешительно отступил, бормоча: "Эта, вы, че братва. Мы же думали, что лохи. Ну, попутали, так все обкашлять ведь можно. Давай стрелу забьем, разбор сделаем".
- Кашлять, мы не кашляем, не болеют богатыри русские, - молвил Добрыня, - а стрел у нас навалом, на всех с запасом хватит. Так что спасибо за хлеб, за соль, а нам в дорогу пора. И провожатых нам не надобно, сами обратную дорогу найдем.

Богатыри выскочили наружу вон из постылой избы. Быстро отвязали коней от повозки, Илюша в впопыхах нечаянно оторвал ту блестящую железяку, за которую они привязывали коней. Богатыри вскочили в седло и поскакали вон из неприветливого города, справедливо рассудив, что теперь им с местным князем лучше не встречаться - не успели заехать в град, как уже побоище учинили.
- Нам теперь, браты, ходу в этот град нету, - на скаку проорал Илья,- давайте до того поля возвертаться. Там и будем думу думать, как нам дальше быть.
Сзади раздались пронзительные воющие звуки. Обернувшись на скаку, богатыри увидели три бело-синие самодвижущиеся повозки с огнями наверху. Повозки стремительно нагоняли богатырей. Дело принимало совершенно поганый оборот.

Стуча копытами по каменной дороге, кони уносили богатырей от города, но не от воющих повозок. Сзади громко кричали: «Стоять! Стоять или открываем огонь на поражение!» Алеша наскоку выдернул лук из-за спины, вложил калену стрелу и пустил ее в ближайшую повозку. Стрела вонзилась в повозку, не причинив ей заметного вреда. Сзади опять загремело: «При сопротивлении открываем огонь на поражение!» И тут же сзади что-то загрохотало, а вокруг скачущих богатырей стали подниматься фонтанчики каменной пыли.
- Браты, - закричал Илья Муромец, - поворачиваю в поле! В поле!
Богатыри развернули коней направо и, перескочив металлические листы около дороги, поскакали на то место, где пару часов назад очутились. Повозки, резко вильнув, остановились на дороге. Из них посыплись люди в сером. Богатыри неистово хлестали коней, уходя от погони.

Внезапно, опять накатила волна света, и в грудь скачущих витязей ударил спрессованный воздух. Перед глазами сверкнула вспышка, и кони увязли сырой после дождя земле. Богатыри огляделись по сторонам, на дальнем конце такой родной русской равнины были видны удирающие печенеги. Одним из последних улепетывал всадник в халате. Вот он остановился на границе видимости, саженях в трехстах и показал изумленным богатырям фигу. Витязи остановили коней и, тяжело дыша, посмотрели друг на друга.
- Ничего себе, - выдохнул Илья Муромец, - что это было или чего не было?
- Не знаю, что тут произошло, - сказал Добрыня, смотря на солнце, - но теперь мы точно дома.
- Я так думаю, что это шаман на нас какой-то морок наслал, - почесал гудящее ухо Алеша Попович,- вот только, если это морок был, то почему у меня уши болят, и в голове гудит, а?
Богатыри оглядели себя и коней. Все было вроде на месте. Только Добрыня не мог найти своего копья.
- Странно все это, други дорогие, - молвил Илья Муромец, - вроде было, а вроде и нет. Одно ясно, что опять печенеги от нас сбежали. Вот только бы еще знать, если все это взаправду, то где мы были?
- Знаешь что Илюшенька, по-моему лучше бы нам про это молчать, все равно никто не поверит, только на смех подымут,- задумчиво сказал Добрыня, - а нам, как богатырям доверие людское терять никак нельзя. А копье я просто в болоте потерял. Кузнец новое скует, чтоб опять металлический лист у дороги пробивало.

(с) Сергей Исаев. Март 2006
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 70 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →