Человек с Рыжим Псом (ste4kin) wrote,
Человек с Рыжим Псом
ste4kin

Клинок (рейс SN2836 Москва-Брюссель 10 января 2006г.)

Я был рожден в огне. Потом Мастер придал мне форму, наполнив мою жизнь смыслом и целью. Целью убивать. Заботливые руки довели меня до зеркального блеска, сотворив из куска металла смертельное совершенство. После рождения я долго лежал в темной и тесной коробке, не видя света, но уже с нестерпимой жаждой крови, заложенной в самой моей сущности. Неправда, что у нас нет душ! Душа заложена в каждом предмете его создателем. Потом я совершил длинное путешествие через океан: я чувствовал под собой большую воду, когда летел с такими же, как я клинками в грузовом отсеке большой железной птицы. И вот я оказался на земле по ту сторону океана, вдали от места своего сотворения. Умелые руки достали меня из моего картонного плена, подарив свободу. Я на долгие месяцы лег под стекло витрины оружейного магазина. Я ждал своего хозяина, упорно ждал. И я дождался. Он вошел в магазин в конце дня, под вечер и стал искать себе друга, способного защитить его. Не сразу очередь дошла до меня – он подержал в руках не менее пяти моих собратьев, но я не ревновал. Как только он взял меня в руки, я понял, что изначально был создан именно для него. Хозяин тоже осознал это – именно так возникает то, что вы, люди называете взаимностью. Не раздумывая, он отдал за меня требуемое количество ярких бумажек. С этого момента хозяин не расставался со мной никогда вплоть до того теплого летнего вечера, когда случилось то, для чего я был предназначен по рождению. Никогда хозяин не оскорблял меня резкой колбасы и сыра, не осквернял меня вскрыванием бумажных пакетов на работе и резкой электропроводов. Он знал, что я создан не для быта, а для крови. Однажды хозяин добровольно напоил меня своей кровью – это случилось почти сразу после нашей первой встречи. С того момента мы стали особенно близки, исчезло чувство боязни и недоговоренности между нами. Мы стали одним целым: я его продолжением, а он моим первым Я. Когда его рука держала мою рукоять, я чувствовал, что вся моя сущность поет в предвкушении момента атаки. И этот момент пришел. Мы шли вечером, было лето, и теплый ветерок навевал сентиментальные мысли даже моей стальной душе. Я уютно расположился в кармане моего хозяина. Нам было умиротворенно вместе вдвоем – мы были единым целым, которому не страшно ничто на этом свете. И они тоже были нам не страшны, хоть их было трое. Расширенные зрачки, застывшие лица роботов, ломанные нервные движения. Они хотели тех ярких бумажек, за которые когда то хозяин выкупил меня из стеклянного плена. Я понял хозяина, когда он в ответ на заточенную отвертку одного из них опустил руку в карман, нащупывая мою рукоять. Это пришел мой час, тот момент, ради которого я был создан, ради которого я проделал долгий путь над океаном, лежал в стеклянном саркофаге витрины. Тот момент, которого я ждал всем своим существом. Тот сделал выпад отверткой, но как мог этот грубый сермяжный инструмент тягаться со мной, со мной – с инструментом смерти. Мы полоснули молниеносно: сначала по запястью атакующей руки, потом в выпаде по внутренней стороне бедра того, с расширенными зрачками. Это был мой вечер, я пил кровь и не мог напиться. И это была только прелюдия. В мое стальное существо вошла энергия крови врага, я стал всемогущ. Второй из тех обнажил мерзкий кустарный тесак, пытаясь добраться до живота хозяина. Наивная железка. В развороте, блокировав удар, хозяин послал меня в шею второго. Это был экстаз: я просто захлебнулся кровью врага. В меня волнами втекала энергия умирающего тела, которое я лишал жизни. Я пел в первобытном восторге, который был заложен в нас, когда первый человек выковал первый клинок. В тот вечер я напился крови досыта, как никогда до этого за всю свою жизнь. Дома хозяин тщательно протер меня щелоком, предварительно любовно разобрав. Я знал, что теперь мы должны расстаться. Теперь я был не просто другом, я был орудием убийства, которым и был создан. Но хозяин не бросил меня. Я до сих пор не знаю, что тому было причиной, но он не расстался со мною. Он просто спрятал меня под паркетную половицу у себя дома. Я был ему за это благодарен, даже не смотря на то, что я утратил способность видеть свет и опять попал в заключение. Но я был счастлив моим затворничеством, ведь я был рядом со своим хозяином. Он не бросил меня. А зря… Потом меня достали на свет, но руки этих людей были грубы и бесцеремонны. Они называли меня «вещественным доказательством» и разлучили меня с хозяином. Как знать, если бы ОН выбросил меня тогда вечером, то может быть, все бы вышло не так. Но он не смог бросить друга, кусок металла и пластика, меня. После разлуки с хозяином я долго лежал в пыльном шкафу. К моему боку была приклеена бирка «вещественное доказательство по делу №ХХХ». Я знал, что моя жизнь кончена, я больше никогда не увижу хозяина, никогда. Но я был счастлив – я выполнил свое предназначение. Мы были вместе – я и он, и мы шли до конца. Я знаю, что таких, как я, тех, кто попал в этот шкаф, в конце концов, ждет опять огонь. Из огня пришедши, в огонь уйдешь. Но это не смерть. Это мое перерождение, перерождение в огне. И будет новый я, и я опять найду хозяина, другого. И мы будем снова одним единым существом: он - человек и я...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 69 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →